Юридическое лицо как субъект преступления

«Юридическое лицо как субъект преступления»

Согласно существующей дефиниции юридического лица (ГК РФ п.1 ст. 48: «Юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде») и нормам российского уголовного закона, юридическое лицо невозможно признать субъектом преступления и его привлечение к уголовной ответственности по действующему законодательству не представляется возможным. Следовательно, данная работа рассматривает возможность и обоснованность рассмотрения юридического лица как субъекта преступления в перспективе.

Во многих случаях, когда поднимается дискуссия о возможном рассмотрении юридического лица как субъекта преступления, следует достаточное количество вопросов, возникающих непосредственно из природы юридического лица и природы уголовного законодательства. Обладает ли юридическое лицо единой волей? Как соотносятся органы по исполнению решений и органы, которые принимают решения? Возможно ли применять негативные последствия к юридическому лицу в целом, если в преступном деянии виновен конкретный орган? Этот перечень вопросов не является закрытым и возможность их количественного увеличения существует благодаря сложности данной проблемы, а также из-за отсутствия разработанных теоретических положений в российском уголовном праве, которые могли бы ответить на эти вопросы и соединить ответственность физического и юридического лица в одной теоретической оболочке.

Возможность уголовной ответственности юридического лица в России и, соответственно, признание субъектом преступления, широко обсуждалась при рассмотрении проекта Общей части УК РФ, где в ст. 106 были разработаны основания для привлечения к уголовной ответственности и виды наказаний для юридических лиц. Также была предложена теория отождествления как

 

основание для привлечения к уголовной ответственности юридического лица, о которой будет сказано более подробно несколько позже. Однако, по моему мнению, полноценной, разработанной теоретической модели уголовной ответственности юридического лица с учетом его специфической природы и устранение несоответствия общим положениям уголовного закона представлено не было.

Следует отметить, что введение института уголовной ответственности юридического лица и создание полноценной правовой конструкции, где юридическое лицо выступает как субъект преступления, имеет под собой реальную почву. Юридические лица своими деяниями могут навредить обществу не меньше физического лица, причем не только нарушением экономических отношений4, но и в том числе нарушением законодательства об охране природы. Ответственность за указанные деяния юридического лица предусмотрена административным и гражданским законодательством, однако для некоторых организаций меры ответственности, созданные указанными отраслями, не приводят к прекращению противоправной деятельности.

Многие иностранные правопорядки положительно разрешают вопрос возможности юридического лица быть субъектом преступления. Франция, классический представитель континентальной системы права, давно знакома с институтом уголовной ответственности юридического лица. Уже во Французском ордонансе 1670г. была предусмотрена ответственность общин и корпораций за совершенные преступления. Такие образования не являются юридическими лицами в полной мере, однако это показывает историческую тенденцию развития данного вопроса во Франции.

По действующему уголовному закону Франции привлечение юридического лица к уголовной ответственности, за исключением государства, является возможным. Также в кодексе предусмотрен широкий перечень видов наказаний юридического лица и положение о том, что привлечение к уголовной ответственности юридического лица не исключает отдельное привлечение к уголовной ответственности и физическое лицо, совершившее преступление.

Представителями стран общего права (Англия, США) данный вопрос по существу был решен в 1846 году, когда Лорд Денман принял решение о том, что корпорация может нести уголовную ответственность за ненадлежащее совершение правомерных действий. Впоследствии суды конкретизировали и увеличили размер ответственности юридических лиц. Например, в США с середины ХХ века существует тенденция по расширению уголовной ответственности юридических лиц в сфере налоговых преступлений. Так, в 1986 году к уголовной ответственности была привлечена корпорация «Shortt Accountancy Corp», бухгалтер которой предоставил незаконную схему оптимизации налогообложения без намерений предоставлять ложную декларацию, однако это не исключает уголовной ответственности корпорации.

Стоит отметить, что в указанных выше правопорядках юридическое лицо выступает как субъект преступления и несет уголовную ответственность уже достаточное количество времени, и правоприменительная деятельность в этих странах продолжительное время осуществляется с учетом таких положений. Российская правовая система сравнительно недавно представляет юридические лица полноценными участниками экономических отношений и изменение законодательства, позволяющее считать их субъектами преступления, ставит для правовой системы куда больше теоретических и практических вопросов, чем в указанных выше странах.

Основной теоретической проблемой введения уголовной ответственности для юридических лиц является невозможность существующего уголовного закона органично вписать в себя данный институт. Необходимо изменить ряд дефиниций и положений уголовного закона, разработать новую теорию вины для юридических лиц, либо адаптировать согласно российским потребностям уже существующую теорию вины юридического лица.

Представление юридического лица как субъекта преступления может быть реализовано разным образом в соответствии с разными теоретическими подходами к вине юридического лица. Приведу несколько из них.

Как уже было сказано ранее, в проекте Уголовного кодекса 1994г. была высказана возможность привлечения юридического лица в соответствии с теорией отождествления. Согласно данной теории деяния высшего менеджмента корпорации определяются как деяния самой корпорации. Обычные служащие в таком случае воспринимаются как исполнители воли высших должностных лиц и не несут ответственности за деяние корпорации. Основной недостаток данной концепции заключается в том, что в больших компаниях с многоуровневой системой руководства преступления могут совершаться именно на низшем уровне и привлечение виновных лиц к уголовной ответственности становится весьма затруднительным.

Довольно специфическое обоснование вины юридического лица выражено в КНР. Обоснование привлечения юридического лица к ответственности согласно данной теории происходит через теорию ответственности социальной системы олицетворения, смысл которой сводится к следующему: юридическое лицо совершает преступление как целое и оно должно нести ответственность тоже в качестве целого; юридическое лицо обладает автономной волей и действием, а это в свою очередь предполагает способность нести ответственность за совершаемые деяния; юридическое лицо есть органическая совокупность физических лиц и его деятельность осуществляется посредством деятельности человека, следовательно возможность привлечения к ответственности юридическое и физическое лицо за одно и то же деяние предполагается.

Таким образом, при введении института уголовной ответственности юридического лица теоретикам права необходимо адаптировать к российской правовой системе уже существующие теории вины или разработать соответствующую потребностям российской практики теорию самостоятельно.

Следует отметить, что на данный момент в Государственной Думе Российской Федерации на рассмотрении находится законопроект (Законопроект No 750443-6 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовной ответственности юридических лиц»), предполагающий введение института уголовной ответственности юридического лица. Основной подход, которым пользуется автор законопроекта, заключается в дополнении уже существующих уголовно-правовых конструкций словосочетанием «юридическое лицо». Соответственно, это приводит к изменению существующих норм уголовного закона и созданию новых теоретических конструкций. Однако отсутствие его обсуждения специалистами в этой области и отсутствие общественного мнения относительно необходимости принятия данного законопроекта создает обоснованные сомнения в отношении того, что данный законопроект будет принят в ближайшем будущем.

Но даже в случае создания согласованного с российским уголовным законом института уголовной ответственности юридического лица возникают и практические проблемы реализации таких положений.

В случае расширения уголовной ответственности юридического лица необходимы дополнительные полномочия для государственного органа, который будет заниматься расследованием и рассмотрением действий юридического лица на наличие в них состава преступления в рамках своих полномочий. Предполагается, что таким органом выступит Следственный комитет Российской Федерации.

Вопрос о том, насколько Следственный комитет РФ подготовлен к проведению необходимых следственных действий в отношении юридических лиц не является первостепенным, поскольку любое вмешательство, в том числе компетентного в этих вопросах органа, замедляет экономическую деятельность организации и приводит к неизбежным убыткам для организации.

Также считаю важным обозначить вектор последствий, которые могут возникнуть вследствие введения уголовной ответственности юридических лиц. Очевидным представляется тот факт, что юридическое лицо в процессе своей правомерной деятельности затрагивает большое количество участников гражданско-правовых отношений, в том числе длительных по своей природе. Следует предположить, что ликвидация юридического лица или наложение на него серьезного штрафа создает негативные последствия не только для виновного лица, но и для всех, кто был связан с этим правовым образованием на момент вынесения решения о его ликвидации или иного серьезного вида наказания.

В указанных ранее странах институт уголовной ответственности юридических лиц имеет длительную историю и участники экономических отношений вступают в такие отношения учитывая риски привлечения юридического лица к уголовной ответственности, однако в России введение такого института может вызвать серьезный спад доверия к юридическим лицам в целом. Также, исходя из правовой культуры России, возможной является ситуация, когда многие участники экономических отношений, по каким-либо причинам не разделяющие положения о коллективной ответственности, будут выступать против нововведений с тем обоснованием, что вместе с виновным лицом лишения будут нести и невиновные лица, которые вступали в правоотношения тогда, когда юридическое лицо занималось правомерной деятельностью. Такие заявления могут привести к росту социального напряжения, что в условиях экономического кризиса является нежелательным.

В связи с тем, что рассмотрение юридического лица как субъекта преступления раскрывает достаточно негативных последствий, которые возникнут при введении института уголовной ответственности юридических лиц, я предполагаю, что наиболее эффективным решением в данном случае является постепенное расширение ответственности юридического лица с помощью тех источников регулирования противоправных деяний юридического лица, которые существуют на данный момент. Также представляется возможным совершенствование уголовной ответственности физического лица посредством изменения статей Особенной части УК РФ с экономическим составом преступлений, которые непосредственно связаны с деятельностью юридических лиц.

Таким образом, рассмотрение юридического лица как субъекта преступления раскрывает достаточное количество проблем, которые возникнут в случае введения уголовной ответственности в России как в теоретической, так и в практической сферах. Из этого следует, что необходимость в контроле деятельности юридического лица в России наиболее эффективно осуществлять с помощью административного и гражданского законодательства, то есть тех отраслей, которые уже занимаются данным регулированием.